Росси завершил гонку в Австрии на 5-ой позиции: «Я рисковал жизнью, это было страшно, не знаю кому молиться».

Нечасто удается наблюдать Валентино Росси в состоянии шока, но сегодня он пережил нечто такое, чего раньше с ним не случалось никогда. «Это был самый опасный момент в моей карьере». Мотоцикл Морбиделли пролетел перед Росси в нескольких сантиметрах, и могло произойти страшное.

«Как это было? Страшно, ужасно, опасно. Все пилоты сейчас выступают очень агрессивно, начиная с Moto3, и я могу это понять, ведь каждый пилот хочет выступить лучше других, но главное не перегибать палку. Необходимо не забывать об уважении к другим пилотам, которые выступают с тобой на одной трассе, потому что наш спорт и так слишком опасен, особенно на такой трассе, на которой обычно все едут 300 км/ч».

«Когда мы с Виньялесом оказались в том месте в тот момент, я увидел тень, сначала подумал, что тень от вертолета, так иногда бывает. Мотоцикл Франко пролетел передо мной так быстро, что я его даже не увидел. Но тогда я больше переживал за мотоцикл Зарко, хотя потом, пересматривая этот эпизод подробнее, я понял, что опаснее был мотоцикл Франко для меня. Эти мотоциклы летели как снаряды на сумасшедших высоких скоростях. Сегодня эта ситуация была слишком опасной. Никто не пострадал только из-за какой-то большой удачи, но эту тему надо будет продолжать обсуждать».

Ты говорил с Зарко.

«Да, я переговорил с ним с глазу на глаз и он ответил, что не сделал этого специально, он бы даже и подумать о таком не смог. Но иногда в гонках пилот может испытывать слишком большой азарт и вести себя более агрессивно, чем надо».

«Мне надо помолиться кому-то после этого, тому, кто что-то решает наверху. Потому что я на самом деле перепугался, и даже сейчас я все еще чувствую себя не очень хорошо, это было слишком опасно. Ситуация радикально меняется, когда никто не пострадал, но я надеюсь, что то, что произошло сегодня, может помочь улучшить будущее в этих гонках».

«Эта трасса немного опасна в некоторых участках. Но все же главная причина в том, что не хватает уважения со стороны пилотов друг к другу».

О чем ты думал перед вторым стартом гонки?

«Это был сложный момент, было непросто сконцентрироваться снова после всего этого, но не было выбора: мне совсем не хотелось со всеми попрощаться и уехать домой (смеется). Я попробовал убрать лишние мысли и не думать об этом, но даже сейчас это нелегко. Я позвонил своей девушке, она была в ужасном состоянии, скоро позвоню маме».

Почему так много аварий в этих гонках?

«Говорят, что это из-за короткого чемпионата, но есть 15 гонок, давление высокое. Думаю, что в Хересе причиной падений была жара, в Брно плохой асфальт, но сегодня причина была в чрезмерной агрессивности и это продолжает расти. Все хотят выступить на максимуме и любым путем, с одной стороны это хорошо, но не надо передергивать. Все должны отдавать себе отчет, что наш спорт опасен, а не только некоторые».

Думаешь, что против Зарко будут предприниматься какие-то меры?

«Не знаю, но его вызывали в Дирекцию гонки, только я не в курсе и мне тяжело об этом судить. Он клялся мне, что не сделал этого специально, это уже важный момент».

Мы не поговорили о твоей гонке.

«Это сложная для Ямахи трасса, провести здесь быстрейший круг это одно, а другое дело это гонка, мы уступаем нашим соперникам. Максимальная скорость никогда не была сильной стороной Ямахи и теперь мы проигрываем действительно много».

Но ты лучший пилот Ямахи, может в заводской команде передумают и оставят тебя?

«Мне жаль уходить из команды, было бы все проще, если бы я остался, но не знаю может ли это изменить чьи-либо идеи. Я пытаюсь собрать вместе техническую команду, но боюсь, что уже поздно менять вещи. Кто знает, может если выиграю следующую гонку они передумают (смеется)».

Источник для перевода: http://gpone.com

Любое копирование и использование материала без согласования с администрацией сайта строго запрещено.